Крупный ущерб для ст 256 ук рф

Статья 256. Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов

1. Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов, если это деяние совершено:

а) с причинением крупного ущерба;

б) с применением самоходного транспортного плавающего средства или взрывчатых и химических веществ, электротока или других запрещенных орудий и способов массового истребления водных биологических ресурсов;

в) в местах нереста или на миграционных путях к ним;

г) на особо охраняемых природных территориях либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации, —

наказывается штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Незаконная добыча котиков, морских бобров или других морских млекопитающих в открытом море или в запретных зонах —

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо причинившие особо крупный ущерб, —

наказываются штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Примечание. Крупным ущербом в настоящей статье признается ущерб, причиненный водным биологическим ресурсам, исчисленный по утвержденным Правительством Российской Федерации таксам, превышающий сто тысяч рублей, особо крупным — двести пятьдесят тысяч рублей.

Комментарий к Ст. 256 УК РФ

1. Непосредственный объект преступления — общественные отношения, содержанием которых являются охрана, рациональное использование и воспроизводство биологических ресурсов. Эти отношения регулируются многими нормативными актами, в числе которых следует, в частности, назвать Федеральный закон от 20.12.2004 N 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» (в ред. от 06.12.2011) , Закон о животном мире, Закон об охране окружающей среды. Пленум ВС РФ в Постановлении от 23.11.2010 N 26 обратил внимание судов на то, что рыболовство и сохранение водных биологических ресурсов регулируются не только федеральным законодательством, но и нормативными правовыми актами субъектов РФ. Решая вопрос о законности или незаконности добычи (вылова) водных биологических ресурсов, следует учитывать законодательство РФ и положения действующих для Российской Федерации международных договоров. Если международные договоры РФ в области рыболовства и сохранения водных биоресурсов устанавливают иные правила, чем те, которые предусмотрены законодательством о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов, применяются правила этих международных договоров.
———————————
СЗ РФ. 2004. N 52 (ч. 1). Ст. 5270; 2006. N 1. Ст. 10; N 23. Ст. 2380; 52 (ч. 1). Ст. 5498; 2007. N 1 (ч. 1). Ст. 23; N 17. Ст. 1933; N 50. Ст. 6246; 2008. N 49. Ст. 5748; 2011. N 1. Ст. 32; РГ. 2011. N 159, 160; СЗ РФ. 2011. N 48. Ст. 6728, 6732; N 50. Ст. 7343, 7351.

2. Предмет преступления — водные биологические ресурсы, т.е. рыба, морские млекопитающие (моржи, тюлени, нерпы, дельфины, киты и др.), иные водные животные, а также морские промысловые растения, находящиеся в состоянии естественной свободы и не извлеченные (иным образом не обособленные) трудом человека от естественной природной среды. Если лица виновны в незаконном вылове рыбы, добыче водных животных, выращиваемых различными предприятиями и организациями в специально устроенных или приспособленных водоемах, либо в завладении рыбой, водными животными, отловленными этими организациями, то они отвечают за хищение чужого имущества, а не по комментируемой статье. К иным водным животным относятся, в частности, ракообразные (раки, крабы, креветки, омары и др.), моллюски (кальмары, осьминоги, гребешки, мидии, устрицы и др.), иглокожие (трепанги, морские ежи, морские звезды и др.), кишечнополостные водные организмы.

Предмет посягательства по ч. 2 комментируемой статьи — котики, морские бобры (иное название — каланы, морские выдры, камчатские бобры) или иные морские млекопитающие, указанные выше.

Не относятся к водным животным водоплавающие птицы, а также водоплавающие пушные звери: ондатра, выдра, речной бобр, нутрия и др. Их незаконная добыча квалифицируется как незаконная охота по ст. 258 УК.

К промысловым морским растениям относится, например, ламинария (морская капуста), которая используется для питания, выработки удобрений, изготовления медицинских и косметических препаратов.

3. Объективную сторону преступления образует незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов, т.е. изъятие их из среды обитания (ст. 1 Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов») при наличии хотя бы одного из признаков состава, указанных в п. п. «а» — «г» ч. 1 комментируемой статьи.

Содержание этих признаков в законе не раскрыто, поскольку диспозиция комментируемой статьи имеет бланкетный характер. Для установления признаков состава преступления необходимо обратиться к нормативным актам, регулирующим порядок добычи (вылова) водных биоресурсов.

Под незаконной добычей (выловом) водных биологических ресурсов следует понимать действия, направленные на их изъятие из среды обитания и (или) завладение ими в нарушение норм экологического законодательства (например, без полученного в установленном законом порядке разрешения, в нарушение положений, предусмотренных таким разрешением, в запрещенных районах, в отношении отдельных видов запрещенных к добыче (вылову) водных биологических ресурсов, в запрещенное время, с использованием запрещенных орудий лова), при условии, что такие действия совершены лицом с применением самоходного транспортного плавающего средства, взрывчатых или химических веществ, электротока либо иных способов массового истребления водных животных и растений, в местах нереста или на миграционных путях к ним, на особо охраняемых природных территориях, в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации либо когда такие действия повлекли причинение крупного ущерба (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 23.11.2010 N 26). Таким образом, добыча (вылов) водных биологических ресурсов будет незаконной, если она производится без разрешения (лицензии, договора); в том числе и с просроченным разрешением; недозволенными орудиями, приемами и способами, в запрещенное время, в запрещенном месте; в отношении животных и растений, занесенных в Красную книгу РФ, или с нарушением иных условий, обозначенных в разрешении.

При решении вопроса о наличии крупного ущерба (п. «а» ч. 1 комментируемой статьи) в результате незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов следует учитывать: количество добытого, поврежденного или уничтоженного; его стоимость по специальным таксам, распространенность животных; их отнесение к редким и исчезающим видам; экологическую ценность; значимость для конкретного места обитания, размер вреда, нанесенного животному или растительному миру (см. п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 23.11.2010 N 26). К добыче (вылову) с причинением такого вреда относятся, например, добыча, сопряженная с уничтожением мест нереста, гибелью большого количества мальков, отловом или уничтожением водных животных и растений, занесенных в Красную книгу РФ (п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 23.11.2010 N 26).

Стоимость рыб и других водных животных определяется по специальным таксам, независимо от возраста и веса водных обитателей. Действующие таксы были утверждены Постановлением Правительства РФ от 25.05.1994 N 515 «Об утверждении такс для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный уничтожением, незаконным выловом или добычей водных биологических ресурсов» (в ред. от 10.03.2009) .
———————————
СЗ РФ. 1994. N 6. Ст. 604; 2000. N 40. Ст. 3972; 2009. N 12. Ст. 1429.

Правительство РФ приняло Постановление от 18.08.2008 N 625 «Об установлении размера ущерба, который причинен водным биологическим ресурсам и который следует считать крупным» . Как следует из содержания ст. 1 этого Постановления, порядок определения крупного ущерба осуществляется в целях реализации Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», регулирующего не только промышленную добычу (лов) водных биоресурсов, но и спортивную и любительскую.
———————————
СЗ РФ. 2008. N 34. Ст. 3934.

Вместе с тем ст. 1 названного Постановления Правительства РФ гласит, что размер ущерба, который следует считать крупным, определяется в тоннах, а для морских млекопитающих — в единицах голов как разница между объемом фактически добытых (выловленных) биоресурсов и квотой добычи, указанной в разрешении, выданном предпринимателю или юридическому лицу. То есть Постановление определяет порядок определения крупного ущерба, указанный в нем, не ко всем лицам, а только к тем, которые занимаются промышленным или иными видами лова, не относящимися к любительскому или спортивному. Налицо определенное противоречие.

В литературе высказано предложение о необходимости законодательного установления конкретных пределов крупного ущерба в стоимостном исчислении, которое необходимо ввиду отсутствия четких критериев его определения и периодического пересмотра такс для исчисления размера взыскания за ущерб , которое следует поддержать с оговоркой, что таксы будут учитывать экологическую составляющую вреда.
———————————
Российская юстиция. 2003. N 12. С. 46. Соотношение преступлений и иных правонарушений: современные проблемы: Материалы IV Международной конференции в МГУ им. М.В. Ломоносова. М., 2005. С. 348, 422, 511 (авторы — Ю.А. Ляшева, Ю.В. Надточий, Н.Л. Романова).

Незаконная добыча (вылов) рыбы, водных животных, промысловых морских растений, причинившая крупный ущерб, имеет материальный состав и считается оконченным преступлением лишь при наличии реального ущерба. При этом обязательному установлению подлежит причинная связь между крупным ущербом и незаконной добычей, в том числе должны быть учтены естественно-природные факторы, которые могли повлиять на наступление последствий.

Незаконная добыча (вылов) с применением указанных в диспозиции ч. 1 ст. 256 УК самоходных транспортных плавающих средств (катеров, моторных лодок, яхт и др. исключительно для лова рыбы и добычи зверя, а не для транспортировки добытого, доставки браконьеров к месту незаконного лова); взрывчатых и химических веществ; электротока и иных способов массового истребления водных животных и растений (гон рыбы, использование сетей при любительской ловле, заграждение протоков и др.) характеризуется повышенной опасностью для сохранности водных ресурсов, воспроизводства живых организмов (п. «б» ч. 1 комментируемой статьи).

Места нереста, миграционные пути к ним (п. «в» ч. 1 комментируемой статьи). Лов вне сроков нереста или орудиями, применение которых не причиняет вред нерестящимся особям, не подлежит признанию преступным по данному признаку — см. п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 23.11.2010 N 26), особо охраняемые природные территории (см. коммент. к ст. 262) либо зоны экологического бедствия и зоны чрезвычайной экологической ситуации, указанные в п. «г» ч. 1 комментируемой статьи (см. коммент. к ст. ст. 247, 250), характеризуют место совершения преступления. Названные места устанавливаются в нормативных актах, в том числе в Правилах рыболовства, действующих на территории соответствующих региональных бассейновых управлений. Все они располагаются в пределах территориального моря России: внутренних морях, реках, озерах, прудах, водохранилищах и их придаточных водах (см. коммент. к ст. ст. 250, 252). Добыча (вылов) рыбы, водных животных и промысловых морских растений, осуществляемая в открытом море, регулируется нормами международного права. За ведение незаконного водного добывающего промысла в исключительной экономической зоне РФ ответственность предусмотрена ст. 253 УК.

Преступления, предусмотренные п. п. «б» — «г» ч. 1 комментируемой статьи, имеют формальный состав и считаются оконченными с момента начала незаконной добычи (лова) независимо от того, были ли фактически добыты рыба, иные водные животные или растения .
———————————
В связи с этим представляется неточным употребление в законодательстве слова «вылов», так как оно характеризует момент окончания, результат добычи (лова), а не его процесс.

Местами совершения преступления, предусмотренного ч. 2 комментируемой статьи, являются открытое море (см. коммент. к ст. 252), а также запретные зоны.

Запретные зоны — это специальные заповедники, являющиеся местом постоянного или временного обитания котиков, морских бобров или иных млекопитающих, в том числе так называемые «лежбища», где морские звери отдыхают, размножаются, линяют. Такие зоны определяются Правительством РФ и международными соглашениями.

В тех случаях, когда морские млекопитающие незаконно добываются вне пределов территории РФ в открытом море, применяется ч. 2 комментируемой статьи. Если эти животные незаконно добываются в территориальных водах РФ или на сухопутной территории в запретных зонах, то имеет место конкуренция ч. 1 комментируемой статьи и ч. 2 этой статьи, поскольку действие ч. 2 распространяется на эти зоны, а действие ч. 1 не распространяется. Если же морские млекопитающие незаконно добываются на территории РФ в местах, не относящихся к запретным зонам (например, морские звери обустраивают себе сейчас лежбища на бетонных молах морской бухты г. Владивостока), то применению подлежит общая норма, предусмотренная ч. 1 комментируемой статьи.

4. Субъект преступления — вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

5. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает общественную опасность незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов (при причинении крупного ущерба также предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасного последствия в виде крупного ущерба) и желает так действовать (при причинении крупного ущерба желает наступления этого последствия). Мнение о возможности совершения незаконной добычи (вылова) в некоторых случаях по неосторожности (например, в запрещенных местах), на наш взгляд, не вытекает из законодательной формулировки состава преступления.

Мотив совершения преступлении (преобладает корыстный) не относится к признакам состава и лежит за его пределами.

6. Квалифицирующими признаками состава является совершение преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 или 2 комментируемой статьи, лицом с использованием своего служебного положения (например, работниками органов рыбоохраны, органов власти) либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (см. их понятие в коммент. к ст. 35). При этом лица, использующие свое служебное положение для незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов, несут ответственность только по ч. 3 данной статьи.

7. Рассматриваемое преступление следует отграничивать от административного правонарушения (ч. 2 ст. 8.17, ч. 2 ст. 8.37 КоАП) с учетом признаков преступления, указанного в комментируемой статье. При их отсутствии содеянное образует состав административного проступка.

Ст. 256 УК РФ с комментариями

Статья 256 УК РФ. Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов — размещена в Особенной части Девятого раздела Двадцать шестой Главы Уголовного Кодекса РФ. Небольшая статья состоящая из одной части текста. Рассмотрим вкратце о чём говорится в ст. 256 УК РФ с нашими комментариями к ней.

Статья 256 УК РФ. Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов

  1. Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов, если это деяние совершено:
    а) с причинением крупного ущерба;
    б) с применением самоходного транспортного плавающего средства или взрывчатых и химических веществ, электротока либо иных способов массового истребления указанных водных животных и растений;
    в) в местах нереста или на миграционных путях к ним;
    г) на особо охраняемых природных территориях либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации,
    — наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.
  2. Незаконная добыча котиков, морских бобров или иных морских млекопитающих в открытом море или в запретных зонах
    — наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.
  3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой,
    — наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до трёх лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового.

Комментарии к статье 256 УК РФ

Непосредственным объектом данного преступления являются общественные отношения в области охраны и рационального использования водных биологических ресурсов. Основными нормативными актами, регулирующими данные отношения, являются: Федеральные законы «Об охране окружающей среды», «О животном мире»; Водный кодекс РФ (СЗ РФ. 1995. N 47. Ст. 4471) и ряд других. Предмет преступления — водные животные и растения: рыбы, ракообразные, моллюски, моржи, ондатры, выхухоли, тюлени, нерпы, морские львы, морские бобры и котики, дельфины, сивучи и другие представители животного мира в естественном состоянии, а также промысловые морские растения.

Ценные породы рыб, специально разводимые и выращиваемые в водоёмах рыбозаводов и иных хозяйств в качестве товарной продукции, обладают экономическими свойствами имущества и к предмету рассматриваемого преступления не относятся. Незаконный вылов и завладение ими с корыстной целью образуют соответствующий состав хищения чужого имущества (см. комментарий к примечанию к ст. 158 УК).

Объективная сторона рассматриваемого преступления выражается в незаконной добыче указанных предметов. При квалификации незаконных действий необходимо использовать разъяснения Пленума Верховного Суда РФ от 23.11.2010 (см. комментарий к ст. 253 УК).

Под добычей в ст. 256 УК понимается сам процесс незаконного лова, например, установка сетей, капканов, ловушек, производство взрыва в воде в целях глушения рыбы и т.д., вне зависимости от того, увенчался ли этот процесс незаконным завладением добычей.

Часть 1 ст. 256 УК содержит исчерпывающий перечень признаков, определяющих добычу водных биологических ресурсов в качестве незаконной и уголовно наказуемой.

Добыча становится таковой, если деяние причинило крупный ущерб, который является оценочным признаком. Для признания ущерба крупным необходимо учитывать ряд факторов, в частности стоимость добытой рыбы или водных животных, их количество, совокупный объем, вес, экологическую ценность, вред, причинённый той или иной популяции, и т.д.

Незаконной признается добыча указанных предметов преступления с применением самоходного транспортного плавательного средства (судна, баржи, катера, моторной лодки, катамарана, скутера, моторной яхты и подобных механических средств передвижения по воде) или взрывчатых и химических веществ, электротока или иных способов массового истребления указанных водных животных или растений, например, отравление водоёма газами, спуск в водоём с целью отравления рыбы и водных млекопитающих (бобров, выдр, ондатр и т.д.) ядовитыми веществами. В последнем случае, если подобные действия фактически повлекли массовую гибель животных, содеянное требует квалификации ещё и по ч. 2 ст. 250 как предусматривающей ответственность за более опасное преступление.

В соответствии с требованиями анализируемого закона добыча указанных животных образует преступление, если она производится в местах нереста или на миграционных путях к ним, например, в местах икрометания осетровых пород рыб на реках Волга и Урал, на миграционных путях лососевых рыб в территориальных водах России и на реках Камчатки к своим нерестилищам.

Часть 1 ст. 256 УК признает уголовно наказуемой и незаконную добычу водных животных и растений на территории заповедника, заказника (см. комментарий к ст. 250 УК), а равно в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации (см. комментарий к ст. 247 УК).

Часть 2 ст. 256 предусматривает ответственность за специальный состав данного преступления — незаконную добычу котиков (млекопитающих семейства ушастых тюленей), морских бобров (калана, камчатского бобра и морской выдры, млекопитающих из семейства куньих), а также любых иных млекопитающих животных, например, дельфинов, моржей, тюленей, морских львов, в открытом море или в запретных зонах. Место совершения деяния — обязательный признак состава данного преступления.

Незаконная добыча морских млекопитающих может совершаться либо в открытом море за пределами территориальных вод России, либо в запретных зонах: прибрежных зонах — заповедниках, на островах — лежбищах, которые животные из поколения в поколение избирают местом отдыха, размножения, воспроизводства и ухода за потомством. Незаконная добыча каланов, морских бобров, других водных млекопитающих в территориальных водах и вне запретных зон при наличии соответствующих признаков должна квалифицироваться по ч. 1 ст. 256 УК.

Часть 3 ст. 256 УК устанавливает ответственность за квалифицированный состав рассмотренных преступлений, если они совершены лицом с использованием служебного положения либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. К лицам, использующим своё служебное положение, по смыслу данной нормы могут относиться работники различных природоохранительных организаций и учреждений, сотрудники милиции, прокуратуры, представители местных органов власти и управления и т.д. Понятие квалифицирующих признаков — группы лиц по предварительному сговору и организованной группы — раскрывается в комментарии к ст. 35 настоящего Кодекса.

Субъективная сторона — все виды составов рассматриваемого преступления предполагают только умышленную вину в виде прямого умысла: виновный осознает, что он совершает незаконную добычу водных животных и растений, и желает этого.

Субъект преступления могут быть любые лица, достигшие возраста 16 лет. По ч. 3 ст. 256 УК ответственность в качестве исполнителя преступления может нести только лицо, использовавшее при этом своё служебное положение.

Новая редакция ст. 256 УК РФ: усиление ответственности или декриминализация? (Тимошенко Ю.А.)

Дата размещения статьи: 22.03.2017

Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 330-ФЗ «О внесении изменения в статью 256 Уголовного кодекса Российской Федерации» в ст. 256 УК РФ, предусматривающую ответственность за незаконную добычу (вылов) водных биологических ресурсов, внесены существенные изменения.
Согласно пояснительной записке к законопроекту его разработка была вызвана «необходимостью усиления ответственности (выделено нами. — Ю.Т.) за незаконную добычу (вылов) водных биологических ресурсов», поскольку «действующие пределы санкций. не выполняют своей превентивной функции». При этом разработчики проекта отмечали, что «темпы улучшения ситуации по охране водных биоресурсов и осуществления государственного контроля в этой сфере не соответствуют степени вызываемых незаконной добычей (выловом) водных биоресурсов угроз безопасности России. В настоящее время объемы незаконной добычи (вылова) водных биоресурсов остаются достаточно высокими».
———————————
Пояснительная записка «К проекту Федерального закона «О внесении изменения в статью 256 Уголовного кодекса Российской Федерации», внесенного депутатом Государственной Думы Федерального Собрания РФ Р. Курбановым.

Этим авторы законопроекта обосновали изменения, касающиеся санкций ст. 256 УК. В соответствии с их предложениями существенным образом были увеличены размеры штрафов, которые могут быть назначены за совершенное преступление. Кроме того, из санкций ч. ч. 1 и 2 статьи исключили обязательные работы и арест, но при этом их дополнили наказанием в виде лишения свободы на срок до двух лет. Часть 3 ст. 256 УК также подверглась существенным изменениям. Помимо увеличения размеров штрафа, из санкции было исключено указание на принудительные работы, а срок наказания в виде лишения свободы увеличен. Законодатель установил его в пределах от двух до пяти лет (ранее лишение свободы могло быть назначено на срок до двух лет).
Соглашаясь с изменениями, касающимися наказания в виде лишения свободы, относительно остальных коррективов, внесенных в санкции ст. 256 УК, следует отметить, что они были сделаны без учета данных о лицах, совершающих незаконные посягательства на водные биологические ресурсы, а также наказаний, которые назначаются судами за рассматриваемые преступления.
Так, одним из самых распространенных видов наказаний, который применяется к осужденным за экологические преступления, является штраф. Согласно статистическим данным, он назначается ежегодно в среднем 30% лиц . При установлении высокого уровня нижнего предела размера штрафа не было учтено, что 52 — 69% осужденных по ст. 256 УК, а это в последние годы около 6 тыс. человек, были безработными, 79 — 84% таких лиц проживают в сельской местности . В связи с этим наказание в размере, превышающем триста тысяч (а до внесения в июле 2016 года изменений — сто тысяч рублей), заведомо неисполнимо. В такой ситуации суды вынуждены находить основания, зачастую небесспорные, для применения положений ст. 64 УК и назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного ст. 256 УК.
———————————
Данные судебной статистики за период 2000 — 2015 гг.
Данные судебной статистики за период 2000 — 2015 гг.

В результате, например, в 2015 г. наказание в виде штрафа в рамках санкции ч. 1 ст. 256 УК было назначено только 3 лицам из 694 (!), что составило 0,4%. Штраф в размере от 25 тыс. до 100 тыс. руб. был назначен 60 осужденным (менее 9%), от 5 тыс. до 25 тыс. руб. — 327 лицам (47%), и 304 осужденным (что составляет 44%) штраф был назначен судом на сумму, не превышающую 5 тыс. руб. .
———————————
И это несмотря на то, что в соответствии со ст. 46 УК размер штрафа не может быть менее 5 тыс. руб.

Похожая ситуация складывается и с назначением этого вида наказания лицам, признанным виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 256 УК.
Указанные обстоятельства, к сожалению, не были учтены разработчиками проекта Федерального закона от 3 июля 2016 г N 330-ФЗ, в соответствии с предложениями которых в санкциях ст. 256 УК минимальные размеры штрафов были значительно увеличены.
Вряд ли можно согласиться и с принятым законодателем решением об исключении из санкций ч. ч. 1 и 2 ст. 256 УК наказания в виде обязательных работ, поскольку они получили широкое распространение, особенно начиная с 2011 г. За рассматриваемые преступления наказание, предусмотренное ст. 49 УК, назначалось по 21 — 28% уголовных дел, тогда как еще в 2007 — 2009 гг. обязательные работы применялись лишь к 0,1% осужденных. Для назначения этого вида наказания нет особых ограничений (за исключением предусмотренных ч. 4 ст. 49 УК), поэтому оно активно назначается судами.
В результате внесенных в июле 2016 года изменений в качестве альтернативы штрафу и лишению свободы в санкции ч. 1 и ч. 2 ст. 256 УК остались лишь исправительные работы. Однако, согласно статистическим данным, этот вид наказания, несмотря на расширение сферы его применения после внесенных в конце 2011 года изменений в ст. 50 УК, не получил большого распространения. Если в 2009 — 2010 гг. исправительные работы назначались 14 — 18% лицам, то начиная с 2008 г. доля таких осужденных составляет лишь 8 — 12%. Не исключено, что причина этого в том, что более 80% экологических преступлений совершается в сельской местности, причем практически все осужденные постоянно там проживают. Соответственно, назначение исправительных работ лицам, не имеющим постоянного места работы, может сделать наказание заведомо неисполнимым, поскольку трудоустроить такого осужденного в сельской местности для органов местного самоуправления сложно, а зачастую по объективным причинам просто невозможно.
Таким образом, при реализации идеи об усилении уголовной ответственности за незаконную добычу водных биологических ресурсов авторы законопроекта не учли данные о криминологической характеристике лиц, совершающих эти преступления, должным образом не исследовали вопрос о возможности назначения осужденным конкретных видов наказания.
Однако все становится объяснимым, если сопоставить изменения, внесенные в санкции, с теми положениями, которыми было дополнено примечание к ст. 256 УК.
Ранее «крупный ущерб» (п. «а» ч. 1 ст. 256 УК), являющийся одним из криминообразующих признаков состава преступления, был понятием оценочным, и при его определении следовало исходить «из количества и стоимости незаконно добытого, поврежденного и уничтоженного, распространенности особей, их отнесения в установленном порядке к специальным категориям, а также учитывать нанесенный их добычей ущерб водным биологическим ресурсам» . Крупным, в частности, признавался ущерб, причиненный в результате гибели большого числа рыбы, в том числе неполовозрелой (мальков), вылова или уничтожения водных биологических ресурсов, занесенных в Красную книгу РФ или Красную книгу субъекта Федерации и (или) охраняемых международными договорами РФ , уничтожения мест нереста, зимовальных ям, нагульных площадей, ухудшения качества среды обитания водных биологических ресурсов и нарушение процесса их воспроизводства .
———————————
Пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 ноября 2010 г. N 26 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об уголовной ответственности в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (часть 2 статьи 253, статьи 256, 258.1 УК РФ)».
За исключением водных биологических ресурсов, внесенных в Перечень особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу РФ и (или) охраняемым международными договорами РФ, для целей ст. ст. 226.1 и 258.1 УК, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 31 октября 2013 г. N 978, поскольку уголовная ответственность за их незаконную добычу прямо предусмотрена в ст. 258.1 УК.
Пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 ноября 2010 г. N 26.

С принятием Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 330-ФЗ законодателем было принято решение об установлении четких критериев для отнесения причиненного преступлением ущерба к крупному. В настоящее время уголовно наказуемой по п. «а» ч. 1 ст. 256 УК признается незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов, только если был причинен ущерб на сумму, превышающую сто тысяч рублей.
При этом в пояснительной записке не было приведено никаких доводов о том, по какой причине именно такая сумма (сто тысяч рублей) избрана законодателем для признания ее пороговым значением, с которого лицо подлежит привлечению к уголовной ответственности .
———————————
На это обстоятельство обращалось внимание еще в официальном отзыве на проект этого Федерального закона, подготовленном Верховным Судом РФ от 21 мая 2013 г. N 2-ВС-2180/13, а также в официальном отзыве Правительства РФ от 2 апреля 2014 г. N 1936п-П11, однако это замечание не было учтено разработчиками законопроекта.

Изучение судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 256 УК, показало, что ущерб свыше ста тысяч рублей был установлен только лишь по 6,5% уголовных дел. Причем эти преступления совершались, как правило, в Приморском и Камчатском краях, а также Магаданской и Мурманской областях. Незаконная добыча рыбы в этом случае велась либо в период нереста, либо во внутренних морских водах или территориальном море. В основном же в качестве крупного признавался ущерб на сумму от десяти до пятидесяти тысяч рублей (50% дел) либо до десяти тысяч рублей (43,5% уголовных дел).
———————————
В рамках настоящего исследования было изучено 259 приговоров по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных п. «а» ч. 1 ст. 256 УК.

Таким образом, устанавливая столь высокий стоимостной предел причиненного ущерба для признания деяния преступным, не предоставив возможность, как было при ранее действовавшей редакции ст. 256 УК, учитывать иные обстоятельства, такие, например, как отнесение незаконно добытых водных биологических ресурсов к особо охраняемым видам, законодатель фактически декриминализировал почти 90% незаконных посягательств на водные биологические ресурсы.
Однако такой подход вряд ли можно признать правильным по нескольким причинам.
Во-первых, отсутствие уголовной ответственности за незаконную добычу рыбы, причинившую ущерб до ста тысяч рублей, создает атмосферу безнаказанности, поскольку административно-правовые меры не всегда могут выполнить превентивную функцию в той мере, в какой это может сделать уголовный закон.
Во-вторых, за рамками уголовно-правовой охраны остается большинство водных биологических ресурсов, занесенных в Красную книгу РФ или Красные книги субъектов Федерации и (или) охраняемых международными договорами РФ.
Это связано с тем, что ответственность за незаконную добычу (вылов) особо охраняемых водных биоресурсов может наступать по ст. 256 УК только лишь при наличии в действиях лиц указанных в п. п. «а» — «г» ч. 1 признаков, поскольку в этой статье нет прямого указания на запрет под угрозой уголовного наказания добычи редких и исчезающих видов водных биоресурсов, аналогичный тому, что содержится, например, в п. «в» ч. 1 ст. 258 УК. До внесения рассматриваемых изменений к ответственности за незаконную добычу «краснокнижных» видов водных биоресурсов лица привлекались по п. «а» ч. 1 ст. 256 УК, поскольку причиненный преступлением ущерб признавался крупным.
В настоящее время такой возможности практически не будет. Между тем уничтожение водных биологических ресурсов, занесенных в Красные книги субъектов Федерации, а также в Красную книгу РФ, представляет серьезную общественную опасность, поскольку любое сокращение их численности может привести к непоправимым последствиям, ведь биоразнообразие является базовым природным активом, потеря которого может привести к деградации некоторых экологических систем.
Кроме того, с точки зрения соблюдения правил законодательной техники не вполне удачным может быть признано внесение изменений в части конкретизации причиненного ущерба только в ст. 256 УК, тогда как согласно ст. 258 УК уголовно наказуемой признается незаконная охота также с причинением крупного ущерба, однако этот признак по-прежнему остался оценочным. В результате не были соблюдены требования системного подхода к совершенствованию уголовно-правовых предписаний.
Устранить недостатки, допущенные законодателем при изменении в ст. 256 УК, возможно только путем внесений дополнительных коррективов в уголовный закон, в противном случае водные биологические ресурсы страны не смогут получить должной уголовно-правовой охраны. Как вариант, в целях дифференциации ответственности за рассматриваемые противоправные деяния можно было бы в ст. 253.1 УК признать уголовно наказуемыми незаконные исследование, поиск, разведку, разработку (добычу (вылов), приемку, хранение, выгрузку, а также транспортировку) природных ресурсов во внутренних морских водах или территориальном море. Применительно к этим деяниям уместно было бы в качестве криминообразующего признака установить причинение крупного ущерба на сумму более ста тысяч рублей, а в качестве квалифицирующего признака — причинение особо крупного ущерба в размере двухсот пятидесяти тысяч рублей. Тогда как примечание к ст. 256 УК необходимо исключить.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Вернуться на предыдущую страницу

Смотрите так же:

  • Разрешение на работу для иностранных граждан ип Вправе ли индивидуальный предприниматель принимать на работу иностранных граждан, прибывших в РФ в порядке, не требующем получения визы? Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:Индивидуальный предприниматель вправе принимать на работу иностранных граждан, прибывших в РФ в […]
  • Телеграмма суд Суд выдал Роскомнадзору решение о блокировке Telegram Решение суда о блокировке мессенджера Telegram выдано Роскомнадзору Таганским судом Москвы. О выдаче решения о блокировке «Интерфаксу» сообщили в суде. Представитель суда: «В течение какого времени решение будет исполнено, через час, […]
  • Ингушский воры законе Вор в законе из клана противников Деда Хасана вышел на свободу Из московского СИЗО №4 освобожден ингушский вор в законе Дулат Йоуло, он же Ахмед Евлоев, более известный в криминальной среде как Ахмед Сутулый. Криминальный авторитет просидел под следствием максимально возможный срок — […]
  • Заявление на пособие по уходу за ребенком до 15 лет в 2018 году Пособие по уходу за ребенком до 1.5 лет в 2018 году Пособие по уходу за ребенком до 1.5 лет в 2018 году выплачивается лицам, которые осуществляют уход за ребенком во время одноименного отпуска. Обращаем внимание, что отпуск предоставляется до достижения ребенком трех лет, а пособие […]
  • Пример соглашения сторон для увольнения Порядок увольнения по соглашению сторон Работник и работодатель являются равнозначными сторонами договора, который они заключают в момент трудоустройства. Как и всякий другой договор, трудовой контракт может быть расторгнут по воле каждого из них в отдельности, либо по их взаимной […]
  • Видеочат для развода Видео чат рулетка c сша Девушки в онлайне: Анал (готовы к общению - 216) Большой размер груди (сейчас в сети - 166) Бритые киски (в сети - 313) Волосатые киски (онлайн - 75) Зрелые (в сети - 157) Игрушки (готовы к общению - 101) Крошки (готовы к общению - 138) Маленький размер груди […]