Правило берт

Берт Хеллингер: Тот, кому дали свыше меры, уйдет из отношений

Экология познания. Психология: Порядки «брать и давать» предписаны нам нашей совестью. Она служит равновесию «брать и давать» и взаимообмену в наших отношениях. Как только мы берем или получаем что-то от кого-то, мы чувствуем себя обязанными дать ему что-то взамен, и дать при этом нечто равноценное. Это значит: мы чувствуем себя в долгу перед ним, пока не отдадим ему нечто соответствующее и погасим тем самым долг.

Давать и брать

Порядки «брать и давать» предписаны нам нашей совестью. Она служит равновесию «брать и давать» и взаимообмену в наших отношениях.

Как только мы берем или получаем что-то от кого-то, мы чувствуем себя обязанными дать ему что-то взамен, и дать при этом нечто равноценное. Это значит: мы чувствуем себя в долгу перед ним, пока не отдадим ему нечто соответствующее и погасим тем самым долг. После мы чувствуем себя по отношению к нему вновь невиновными и свободными.

Эта совесть не оставляет нас в покое, пока мы не установим равновесие. Все движения совести мы ощущаем как вину и невиновность, о какой бы области не шла речь. Здесь я ограничусь сферами, касающимися «давать и брать».

Давать и брать с любовью

Если кто-то дает мне что-то, и я уравновешиваю это, например, уплачивая за это полную цену, отношения заканчиваются. Оба снова следуют своим путем.

Если я плачу за это слишком мало, отношения продолжаются. С одной стороны, потому что я чувствую себя перед ним в долгу. С другой стороны, потому он ждет от меня еще чего-то. Только когда я полностью уравновешиваю ситуацию, мы становимся свободными друг от друга.

С любящими людьми все обстоит иначе. Помимо необходимости баланса, в игру здесь вступает любовь. Это значит: как только я получил что-то от того, кого люблю, я возвращаю ему больше, чем даже равносильное или равное. От этого другой снова чувствует себя в долгу передо мной. Но поскольку он любит меня, он снова дает мне больше, нежели необходимо для равновесия.

Таким образом, между любящими людьми растет взаимообмен «давать и брать» и, в том числе, глубина их отношений.

Беспорядки в процессе «давать и брать»

Один беспорядок я только что назвал: я отдаю меньше, чем взял. Тоже самое наоборот, если я даю другому больше, чем он может или хочет дать взамен.

Многие, накрывая своей любовью другого с головой, считают это особым ее проявлением. Например, когда пытаются дать ему больше, чем он может вынести. Таким образом, они выводят баланс собственных отношений из равновесия. Другому становится тяжело снова восстановить равенство.

И каков результат? Тот, кому дали свыше меры, уйдет из отношений.

Отклонения от меры имеют обратный эффект, нежели ожидает дающий. В отношениях пары, где один дает больше, чем берет, обречены на провал.

И тоже самое, когда один берет больше, нежели сам готов или может дать. Например, если он физически неполноценен.

В любом случае, и здесь есть компенсация, если физически неполноценный партнер признает, что он должен брать больше, нежели он может дать взамен, и вместо того, чтобы предъявлять претензии, благодарит другого от всего сердца.

Благодарность тоже служит уравновешиванию.

Передать дальше, чтобы уравновесить

Мы не всегда можем уравновесить ситуацию, давая другому взамен нечто равноценное. Кто может дать нечто равноценное своим родителям? Или учителю, который помогал ему многие годы? Мы чувствуем себя перед ними в долгу всю свою жизнь.

Многие хотят уклониться от бремени этого долга, избегая принимать от них что-либо еще. Они беднеют, поскольку бремя этого чувства долга становится для них слишком тяжелым. Они отказываются от жизни, вместо того, чтобы жить и брать от жизни все. Существует простой способ восстановить равновесие прекрасным наполняющим образом.

Вместо того, чтобы возвращать что-то, мы передаем это другим. Прежде всего, своим собственным детям, а также многими другими способами на службе у жизни. При этом все чувствуют себя хорошо: и те, кто берут, и те, кто дают.

Восстановление равновесия в негативе

Потребность восстановить баланс мы чувствуем точно также, а порой даже больше, когда другие причинили нам что-либо. Тогда и мы хотим сделать им что-то: «зуб за зуб, глаз за глаз».

Обе стороны ждут этого уравновешивания особым образом. Не только жертва, которой причинили что-либо, но и те, кто причинили ей вред, став перед ней виноватыми.

Жертва жаждет мести. Преступник хочет избавиться от своей вины, пытаясь загладить ее. Что же происходит на самом деле? Достигают ли они равновесия? Или жертва, как правило, причиняет преступнику еще больше вреда? Каковы здесь последствия?

Преступник чувствует — это зашло слишком далеко. Так он ищет равновесия со своей стороны, на этот раз в качестве жертвы. Чтобы уравновесить это, он еще раз причиняет другому вред. И здесь больше, чем требовалось для равновесия.

Таким образом, восстановление баланса в негативе растет. Вместо того, чтобы любить друг друга, они становятся врагами. На предпосылках такого особенного поведения я остановлюсь позже. Сначала я покажу вам решение.

Месть с любовью

Потребность в восстановлении баланса в негативной ситуации непреодолима. Мы вынуждены поддаться ей. А если мы попытаемся подавить эту потребность и преодолеть ее с благородным смирением, например, прощая его, мы рискуем отношениями.

Другой, благодаря прощению, переходит из равноправных отношений в поведение от подчинения к доминированию. Результат схож с ситуацией, где один накрывает другого любовью с головой, давая ему любви больше, чем тот может дать взамен.

Настоящее прощение удается, только если оно взаимно. Например, когда оба больше не возвращаются к прошлому даже в мыслях. Тогда ему позволено уйти навсегда.

Самый простой способ выйти из замкнутого круга все больше причиняемых друг другу страданий – это когда один причиняет другому чуть меньше боли, вместо того, чтобы причинить столько же или даже больше.

Это значит: он тоже мстит за себя, но с любовью. Другой удивлен. Оба смотрят друг на друга и вспоминают их прежнюю любовь. Их глаза начинают светиться, и восстановление баланса «брать и давать» благополучно начинается сначала.

Правило берт

Многие устраивают свою жизнь, следуя примеру какой-либо истории, например, сказки. И тогда она становится историей, определяющей судьбу. В таком случае, чтобы помочь, разоблачаем эти сказки, тем самым, отнимая у них то ограничивающие влияние, которое они оказывают на жизнь. При этом соблюдается следующее:

— Основная (истинная, главная) тема

Часто называется в самом начале. Например, в сказке «Волк и семеро козлят» Мать- коза говорит своим детям: «Берегитесь злого волка!» А на самом деле волк – это исключенный отец.

— Иллюзия

С ее помощью скрывается основная (истинная) тема. Иллюзия поставляет ту энергию, которой жива проблема. Благодаря развенчанию иллюзии, разочарованию в ней, эта энергия иссякает. Иллюзия часто насаждается в конце повествования. Например, когда Спящая красавица просыпается через сто лет, нам предлагается думать, что она все еще юная девушка.

— Поворотный пункт

Это тот пункт в повествовании, с которого начинается трагический ход событий. Обычно, главный герой поддается в этом моменте какому-либо искушению из-за самонадеянности (излишней самоуверенности, наглости) и обманчивой иллюзии. Самоуверенность, как правило, проявляется в принятии на себя ответственности или обязательств, которые ему (главному герою) не по плечу. Например, когда ребенок берет на себя ответственность в тех областях, которые по праву принадлежат его родителям, или когда слуга вмешивается в дела своего господина.

— Пробелы

Следует спрашивать у себя, кто или что упускается. Например, в сказке «Госпожа Метелица» [1] — это отец, а в сказке о верном Иоганне [2] – это мать. Отсутствующее лицо или предмет иногда символизируют тень, нечто, вызывающее страх. Например, в сказке «Верный Иоганн» недостающая мать короля вероятно умерла при его рождении. Также, как и недостающая мать Сенты [3] в «Летучем голландце» Рихарда Вагнера.

— Попытки отвлечь обманчивой надеждой

В сказке о верном Иоганне, это например, надежда на то, что, принеся в жертву детей, можно вновь вернуть убитого Иоганна к жизни.

С учетом всего этого, я рассказываю эту же сказку по-другому, не так, как к ней привыкли.

Примечания Марины Травковой:

[1] «Госпожа Метелица» — персонаж сказки братьев Гримм. В русском фольклоре ей соответствует Морозко. У вдовы две дочери – родная и падчерица. Падчерица роняет веретено в колодец и отправляется за ним. Там она встречает госпожу Метелицу. (Олицетворение зимы. Когда госпожа Метелица взбивает перину, на земле идет снег). Когда она возвращается домой, награжденная золотом за свою верную службу и трудолюбие, родная дочь тоже прыгает в колодец. Поскольку она ленива, госпожа Метелица награждает ее смолой.

[2] «Верный Иоганн» — сказка братьев Гримм, о верном слуге, давшем клятву умирающему королю беречь его единственного сына. Верный Иоганн помогает молодому принцу похитить невесту, и пройти ряд испытаний, после чего он случайно слышит пророчество трех воронов о трех смертельных опасностях, поджидающих принца. Тот, кто предупредит принца об опасностях, должен превратиться в камень. Верный Иоганн, закалывает смертоносного коня и сжигает ядовитую рубаху, но когда принцесса падает замертво и только он знает, что надо высосать три капли крови из ее груди, его обвиняют в колдовстве и измене, и приговаривают к казни. Перед казнью верный Иоганн рассказывает королю о пророчестве, отчего и превращается в камень. Однажды камень говорит горюющему по нему королю, что его можно оживить, если смазать кровью королевских детей. Король отрубает головы своим детям и обмазывает камень их кровью. Иоганн оживает, после чего приставляет головы детей к их телам, те тоже оживают и все живут долго и счастливо.

[3] Девушка Сента из оперы Вагнера «Летучий голландец» слышала легенду о проклятом моряке, вынужденном вечно скитаться в море. Раз в семь лет он имеет право выйти на берег, чтобы выбрать себе невесту. По стечению обстоятельств, отец Сенты встречается в море с Голландцем и обещает тому дочь в обмен на сокровища. Когда Сента должна взойти на корабль Голландца, появляется молодой охотник, который говорит Сенте о своей любви. Летучий Голландец не верит больше в искренность Сенты, и чтобы спасти ее от вечного проклятья, спешно отплывает. Дабы доказать свою верность, Сента прыгает со скалы в море и гибнет. В тот же миг «Летучий Голландец» наконец-то тонет, а над водой появляются лики Сенты и Голландца, освобожденные и счастливые.

Берт Хеллингер: Тот, кто не смог принять родителей, не сможет принять и партнера

Партнерским отношениям кое-что предшествует, а именно, детство. Партнерским отношениям учатся в детстве. Мы очень рано учимся той любви, которая необходима нам для партнерских отношений. Мы учимся ей, прежде всего, у матери. Только в том случае, если нам удались отношения с матерью, когда мы от всего сердца берем от своей матери то, что она нам дает, мы готовимся к партнерским отношениям. То же самое касается нашего отношения к отцу.

Научиться любви у родителей

Многие проблемы в партнерских отношениях возникают из-за того, что один партнер или они оба не находятся в согласии со своими родителями, в смысле глубокой связи с ними, включающей уважение и способность «брать» с благодарностью.

Все детство и юность — это не что иное, как принятие, в смысле «брать» от родителей с любовью. Это брать, и брать, и брать, и брать. Некоторые люди отказываются брать, и делают они это по разным причинам. Так, например, у некоторых из нас есть представление, что то, что родители дают нам, настолько велико и его так много, что мы не можем это уравновесить, и что наша благодарность никогда не будет достаточной для того, чтобы уравновесить это.

Брать с любовью

У нас есть очень глубокая внутренняя потребность уравновешивания того, что мы «отдаем» и того, что мы «берем». Поэтому, некоторые дети не берут, боясь, что они не смогут это уравновесить. Иногда они, чтобы не брать у родителей, начинают их упрекать и обвинять. Тогда они берут очень мало, и так как они очень мало берут, у них мало что есть. И тогда того что есть, как правило, бывает недостаточно для партнерских отношений. Партнерские отношения начинаются с того, что мы берем от своих родителей.

Часто мы переживаем смятение в чувствах из-за того, что мы никогда не сможем уравновесить то, что нам дали наши родители. Но мы можем уравновесить то, что получили от них, иным образом, отдавая полученное дальше, например, партнеру и, прежде всего, собственным детям. Когда мы знаем это, нам больше не нужно беспокоиться об уравновешивании по отношению к родителям. Мы берем, берем и берем, и знаем, что однажды это переполнит нас, и обогатит наших партнеров и наших детей.

То есть способность «брать» у родителей является предпосылкой партнерских отношений. Та любовь, на которой партнеры растут друг рядом с другом, начинается еще в детстве. опубликовано econet.ru. Если у вас возникли вопросы по этой теме, задайте их специалистам и читателям нашего проекта здесь

©Берт Хеллингер, «Счастье, которое остается»

Какое влияние оказал Берт Хеллингер на системно-терапевтическую сцену? [1]

Ева Маделунг и Вилфрид де Филипп пригласили меня с моей точки зрения написать о том влиянии, которое оказал Берт Хеллингер. Поскольку, как известно, все наблюдаемое говорится наблюдающим, я привяжу это к коротким описаниям того, когда и как деятельность Берта Хеллингера становилась темой в моей профессиональной жизни. Хочу заранее сказать, к чему это приводило: от влияния, оказанного Бертом Хеллингером, я преимущественно страдал. Мое совладание с этими страданиями принесло потом долгосрочные продуктивные результаты.

Впервые я услышал Берта Хеллингера в 1992 году на севере Италии в Лаго-д-Орта. Моя соседка по залу, социализованная в католицизме и давно с возмущением покинувшая церковь, прошептала, что ей трудно выносить этот велеречивый и высокопарный стиль доклада. Сам я, выросший в евангелически-реформистской среде, воспринимал его иначе. С точки зрения техники речи, я восхищался риторическим пуризмом Берта Хеллингера: минимум слов с длинными паузами между ними, которые принуждали слушателей ко вниманию. Но я был согласен с моей соседкой: приковывающая внимание, высокопарная манера речи.

Мои страдания, часть I, начались, когда в 1993 году Гунтхард Вебер опубликовал «Два рода счастья». После этого в тогдашнем IGST [2] началась поляризующая полемика о расстановочной работе, которая через множество независимых промежуточных шагов привела к разделению в 2002 году IGST и Института Хельма Штирлина. Фриц Симон, Арнольд Ретцер, Ханс Руди Фишер в своей риторике ополчились на антиконструктивиста Хеллингера и его локального пророка Гунтхарда Вебера. Я чувствовал себя сидящим между двух стульев. За время моей альтернативной гражданской службы в Гейдельбергском институте семейной терапии Гунтхард стал для меня важным профессиональным примером в качестве системно-конструктивистского терапевта, а позже еще и хорошим другом. По существу я во многом соглашался с критиками Хеллингера, но масштаб их возмущения считал преувеличенным. Где-то в 1996 году Гунтхард вышел из IGST. Он пригласил меня вместе с ним основать в Вислохе будущий WISL [3] . После долгого и напряженного планирования я в конце концов отказался. Наряду со множеством других причин, еще и потому, что масштаб будущего «хеллингеровского формата» этого института виделся мне слишком большим.

Мои страдания, часть II, продолжились затем в системных союзах, особенно в Системном Обществе (SG [4] ). В 1999 году его председателем стал мой друг Арист фон Шлиппе. Арист был открыт к расстановочной работе, он опробовал ее с хорошими результатами и приобрел дифференцированные знания. По ощущениям, половина системщиков (в том числе известные конструктивисты) хорошо относилась тогда к расстановочной работе, другая половина все активней ее критиковала. Системно-терапевтической сцене грозил полномасштабный раскол – в ситуации, когда после принятия в 1998 году закона о психотерапевтах требовалась как раз усиленная, единодушная работа их объединений в области профессиональной политики.

Это может показаться странным, но при этом в полемике с «догматичным бывшим священником» критики Хеллингера сами прибегали к фигурам речи, сходным с фигурами речи католической инквизиции. Я помню одну сцену, когда в 2004 или 2005 году Гунтхард подал заявку на принятие WISL в Системное Общество и один уважаемый член Общества сказал ему: «Гунтхард, мы бы с радостью приняли тебя с твоим институтом, но сначала тебе нужно сильнее дистанцироваться от Хеллингера». (Может быть, он даже сказал: «Сначала тебе нужно отречься от Хеллингера»). Как истинный протестант, Гунтхард ответил ему примерно так же, как Мартин Лютер католическому немецкому кайзеру на Вормсском рейхстаге в 1521 году: «На сём стою и не могу иначе!» Так что манера речи Хеллингера, воспринимаемая как догматичная, подчинила себе манеру речи этого опытного системно-конструктивистского члена SG в сторону «риторики исповедания», которую он сам критиковал у Хеллингера.

Думаю, что эти феномены раскола были не случайны. Конец 90-х и начало 2000-х в обществе в целом были отмечены духовным движением, противоположным постмодернистскому „anything goes“ [5] , «концу больших проектов» и гносеологическому релятивизму радикального конструктивизма. Также я считаю, что Берт Хеллингер активно содействовал этим расколам. В 2000 году на конгрессе в Вислохе я слышал, как во время перерыва, в ходе дискуссии в небольшой группе, он сказал, что конструктивизм «по-настоящему опасен». Предполагаю, что в этой поляризации и расколе он по меньшей мере интуитивно нашел свой рецепт успеха. Кто хочет быть известен и успешен как гуру, должен сеять размежевание и контроверзы, чтобы убедительно подавать себя как «совсем другое» по отношению к прежнему.

Мои страдания, часть III, имели место совсем не так давно. В 2010 году одна умная молодая журналистка брала у меня интервью в моей тогдашней роли председателя DGSF и в том числе она спрашивала меня, почему «мой союз» еще недостаточно убедительно дистанцировался от Хеллингера. Ведь на сайте DGSF есть отдельные институты, которые, помимо прочего, работают по Хеллингеру. Это же, мол, шарлатанство и не прошло научной проверки в отличие от системной терапии, которая признана как основанная на убедительных доказательствах. На ее взгляд, DGSF следовало бы исключить такие институты. И я снова почувствовал себя как на Вормсском соборе 1521 года. Дифференцирующих рассуждений «с одной стороны – с другой стороны» она слушать не желала.

«Но там, где угроза, растет и спаситель» (Гёльдерлин). Лучшие времена настали, когда в 2003 году SG и DGSF [6] (в лице Ариста фон Шлиппе и Вильгельма Роттхауза с коллегами) заняли свою позицию по дебатам вокруг Хеллингера. Они отдали должное терапевтически полезным аспектам расстановочной работы и подвергли критике то, что ее заслуживало: частичный догматизм, скоропалительные выводы, недостаточно квалифицированных ведущих расстановок, недостаточную поддержку после расстановочных семинаров и т.д. Мне кажется, что примерно с 2005 года происходит доброкачественная «демистификация» и одновременно «содействие повышению качества» расстановочной работы. Примером здесь может послужить книга Кирстен Назаркевич и Керстин Кушик «Пособие по качеству в ведении расстановок» (Kirsten Nazarkiewicz, Kerstin Kuschik “Handbuch Qualität in der Aufstellungsleitung“). Тенденции раскола тоже, кажется, преодолены. Еще одним индикатором может служить тот факт, что примерно с 2012 года в DGSF действует секция «Системная расстановочная работа».

Сам я парадоксальным образом обязан Берту Хеллингеру одним из моих лучше всего оформленных исследовательских проектов: «Гейдельбергским исследованием эффективности системных расстановок». Уильям Сакс, гейдельбергский профессор этнологии, исследующий духовные исцеления в Индии и Непале, услышал о похожих духовных исцелениях, происходящих благодаря бывшему католическому священнику и психотерапевту в Германии, и отправился на их поиски. Через моего коллегу Яна Вайнхольда в 2008 году он пришел ко мне и побудил меня к сотрудничеству в области специальных научных исследований DFG [7] «ритуальная динамика». Моя команда (Ян Вайнхольд, Аннетта Борнхойзер, Кристина Хунгер и я) решила – к слову, после проведения расстановки выбора – в сотрудничестве с Гунтхардом Вебером и Дианой Дрекслер исследовать эффективность расстановочной работы в рандомизированном контролируемом исследовании по образцу фармакологического. Получилось хорошо. Нам удалось показать, что через четыре месяца после расстановочного семинара (в значительной мере здоровые) участники чувствуют себя в психическом и социальном плане лучше, чем аналогичные люди без расстановочного семинара. И что через год они чувствовали себя так же хорошо, как через четыре месяца. Но что с точки зрения статистики в групповых средних величинах эффекты далеко не колоссальные, а «от маленького до среднего», но ничего другого после одного трехдневного семинара, как правило, и не ожидается.

Чего я ожидаю в будущем? Дальнейшего распространения расстановочной работы в различных профессиональных полях, ее большего включения в повседневные трудовые контексты вне отдельных зрелищных мероприятий и по-прежнему отсутствия всесторонне убедительного каузального объяснения ее феноменов. То есть не зрелищности, но хорошего, спокойного развития.

Порядки любви между мужчиной и женщиной по Берту Хеллингеру

Отношения в паре можно определить по тому, какого рода происходит обмен — скорее в плохом или скорее в хорошем, — и насколько высок оборот в добре и зле

Семейный порядок по Берту Хеллинггеру

Отношения между мужчиной и женщиной составляют глубинную основу бытия. По большому счету гарантируют существование человечества, обеспечивая зарождение, сохранение и продолжение жизни на Земле. Возможно, это звучит глобально и пафосно, но факт остается фактом.

Чаще всего гендерные отношения рассматриваются с точки зрения межличностного взаимодействия. Считается, что проблемы кроются в раннем детстве, неконструктивных паттернах поведения, ограничивающих убеждениях, низкой степени осознанности.

Я хочу предложить несколько иной взгляд на отношения мужчины и женщины. Мы рассмотрим некоторые аспекты партнерских отношений с точки зрения системного — феноменологического подхода Берта Хеллингера, автора метода системных расстановок.

Этот подход, исследуя порядки человеческого сосуществования, исходит из того, что человек не только отдельная личность, но и часть системы в первую очередь семейной. Мы не взялись ниоткуда. Мы появились в семье и связаны с ней. На 1/2 мы состоим из своих родителей, на 1/4 из бабушек и дедушек, на 1/8 из прабабушек и прадедушек, человек – это звено в цепочке своих предков. И поэтому на его жизнь оказывает влияние не только личный опыт, но и особо значимые события, имевшие место в семейной истории.

Как правило, это влияние может распространяться до 4 поколения, в случае особо тяжелых судеб — до 7 поколения. Душевной силой, которая сплачивает систему, является «связующая любовь». Под ее воздействием, человек сам того не зная и не желая, может проживать судьбу кого из членов своей системы или подсознательно перенимать опыт, задачи, модели поведения, чувства кого-то из предыдущих поколений, воспринимая при этом их как свои собственные. Такие переплетения возникают в результате нарушения системных законов самим человеком или кем-то из его системы.

Эти законы Берт Хеллингер называет их «порядками любви». Обычно они не осознаются, но неизменно влияют на нас и нашу жизнь. Они действуют независимо от того, знаем мы о них или нет, соглашаемся с ними или игнорируем их. И как невозможно преодолеть законы природы, так и невозможно быть в ладу с собой и другим, пренебрегая системными законами человеческих отношений.

Очень часто проблемные ситуации в партнерских отношениях связаны с тем, что один или оба партнера переплетены со своими родительскими семейными системами. Причем сами партнеры в этом не виноваты – они не осознают этого. Они страдают, несмотря на то, что любят друг друга, старательно ищут решения, убежденные в том, что если будут достаточно стараться, то смогут его найти. Но поскольку корни кризисов отношений следует искать в другом месте, их усилия и призывы к доброй воле остаются тщетными.

Например, нередко один из партнеров стремиться уйти, несмотря на то, что любит другого. Это происходит от того, что, возможно, он хочет последовать в смерть за кем либо из членов своей родительской семьи, или разделить судьбу того, кто был изгнан, чтобы другой человек остался жить, или исключен, или незаслуженно забыт и недостаточно оценен. Иногда новым отношениям мешает связь с прежним партнером, особенно если осталась вина перед ним или он умер, а траур по нему остался незавершенным.

Последствия системных нарушений и переплетений могут проявляться у партнеров и на телесном уровне в виде болезней, зависимостей, необъяснимых болей, неадекватных эмоциональных реакциях.

В одной статье нет возможности подробно описать базовые системные порядки, и последствия их нарушений, а так же способы преодоления переплетений и поиска освобождающего решения. Поэтому я более подробно остановлюсь на «порядках любви», которые действуют в партнерских отношениях. Итак:

Порядки любви между мужчиной и женщиной и что следует за их нарушением

Прежде, чем говорить о порядках, проясним вопрос:

«Как мы становимся мужчинами и женщинами?»

Начнем с мальчиков. В детстве мальчик находится в сфере влияния матери, от нее он узнает, что такое женственность. Женское начало в душе мужчины К. Г. Юнг называет «анима», а мужское начало в душе женщины — «анимус». Мужчина развивает свою аниму рядом с матерью, и если сын остается в сфере влияния матери, анима развивается сильнее. Оставаясь с матерью, он воспринимает женское сверх меры, и оно заполоняет его душу. Это мешает мальчику принять отца и мужское начало в нем сужается и чем дальше, тем больше пропадает. В сфере влияния матери из сына зачастую получается лишь юноша, но не мужчина, покоритель сердец, любовник, но не муж. И, как ни странно, тогда в нем меньше понимания и сочувствия по отношению к другим женщинам.

Мачо — это всегда человек с сильной анимой, он всегда связан с матерью. Это юноша или герой, но не мужчина. Дон Жуан — тоже мамин сын, который не превратился в мужчину. Иметь много женщин свойственно юноше. Мужчина может выбрать женщину и стать ее мужем.

Чтобы стать мужчиной, сын должен отказаться от первой женщины в своей жизни и достаточно рано перейти из сферы влияния матери в сферу влияния отца. Он должен оторваться от матери и встать рядом с отцом. Для сына это огромный отказ и коренной перелом. Раньше этот переход осуществлялся осознанно при помощи ритуалов инициации. После них мальчик уже не мог вернуться обратно к матери. Рядом с Отцом сын становится мужчиной, который отказался от женского в себе. Тогда он может предоставить женщине дарить ему женское, и тогда складываются надежные, прочные отношения.

Дочь тоже сначала находится рядом с матерью и интенсивно ее воспринимает, но иначе, чем сын. Она тянется к отцу. Первое знакомство с мужским началом происходит в отношениях с отцом, и мужское очаровывает ее. Если она остается в сфере влияния отца, ее душа переполняется мужским. Тогда она сможет стать лишь девушкой, но не женщиной, возлюбленной, но не женой. Позже она не сможет полноценно подойти к другому мужчине, ценить его и обращаться с ним как с равным.

Чтобы стать женщиной, девочка должна отказаться от первого мужчины в своей жизни, то есть отца, отойти от него, вернуться к матери и встать рядом с ней. Там она превратится в женщину и позже тоже найдет своего мужчину, которому сможет позволить дарить себе мужское. И в ней будет больше сочувствия и понимания по отношению к своеобразию и ценностям мужчин. Это прямо противоположно нарциссическому представлению о том, что женщина должна сама развивать в себе мужские качества.

Лучший брак тот, где папин сын женится на маминой дочери. Но часто случается так, что папина дочка выходит замуж за маминого сынка.

Соотношение любви и порядка

Часто можно наблюдать: отношения рушатся, несмотря на большую любовь. Так что дело здесь очевидно не в любви. Существует широко распространенное заблуждение, что любовь восполняет и заменяет все, чего недостает. И многие проблемы в отношениях возникают из-за того, что один из партнеров не желает признать очевидное и считает, что при помощи размышлений, определенных усилий или любви все-таки сможет все наладить. Однако этим на порядок не повлияешь. Это иллюзия, это просто невозможно. Любовь является частью порядка и развивается в рамках порядка. Кто пытается перевернуть это соотношение и с помощью любви преобразовать порядок, терпит фиаско.

Приспосабливаясь к порядку, любовь может развиваться в нем как семя. Оно входит в почву и не пытается ее изменить, так и растет.

Основа любви — уважение к партнеру, к его происхождению и уважение к себе и своему происхождению, а так же согласие на различия в нас.

Взрослая любовь знает границы и наслаждается тем, что имеет. Если в хорошем настроении партнер тебя устраивает на 80%, а в плохом на 51% — это хороший партнер и не надо искать другого

«Границы свободы»

Во всех отношениях устанавливаются свои границы — тесные или широкие. Обнаружить их помогает чувство вины. Где начинается вина, там проходит граница. Внутри этих границ- пространство невиновности и свободы. Эти утверждения тождественны. Пока нет границ, нет и свободы. Тогда все расплывается. Если человек проверил, где проходят границы, он знает и где его свобода. Полнота реализуется в границах.

«Мужчина хочет женщину в жены, а женщина хочет мужчину в мужья»

Только когда мужчина отдает себя женщине в мужья и берет ее в жены, а женщина отдает себя мужчине в жены и берет его в мужья, только тогда они являются мужчиной и женщиной и только тогда становятся парой. Образуя пару, они обретают больший удельный душевный вес, чем раньше. У женатого мужчины удельный вес выше, чем у неженатого, а у замужней женщины удельный вес выше, чем у незамужней. Таково правило, но бывают и исключения.

У мужчины есть что-то, чего нет у женщины, а у женщины есть что-то, чего нет у мужчины. Поэтому их тянет друг к другу и это тяга огромной силы. Они равны друг другу в своей недостаточности и в способности дарить другому нечто важное и тем его дополнять. Оба должны согласиться со своей ограниченностью, тогда они становятся способны вступать в отношения и сохранять их.

И если в паре один хочет быть с другим в большей степени из каких-то иных соображений, например, ради удовольствия или обеспечения, потому что другой богат или беден, образован или прост, католик или православный, потому что один хочет завоевать, защитить, улучшить или спасти другого. Или, как иногда замечательно говорят, потому что один хочет видеть другого отцом или матерью своих детей, то фундамент таких отношений построен на песке, а в яблоке уже сидит червяк.

Заключение брака — это прощание с юностью. Партнерские отношения без брака — это продолжение юности. Если пара долго живет вместе и не женится, в ней каждый говорит другому: я продолжаю искать чего-то лучшего. Это постоянное бессознательное оскорбление.

Одна из трудностей отношений в паре состоит в том, что в партнерских отношениях мы хотим сохранить и спасти юность. Но это невозможно, она осталось позади. Развитие человека всегда происходит так, что мы переступаем через некий порог. Когда мы оказываемся за этим порогом, все меняется, и вернуться назад мы уже не можем. Самый простой пример — рождение. Ребенку очень хорошо в материнском лоне. Но в какой-то момент ему нужно перейти порог. А там все по-другому и вернуться назад он не может.

Следующий большой порог — это женитьба. Юность осталась позади. Вернуться уже нельзя. Партнерские отношения удаются, если мы переступаем через этот порог и смотрим вперед, а не назад.

Мы не всегда признаем, что партнерские отношения – самое важное для нас в жизни. Они глубоко трогают нас, это элементарное проявление любви, которое выходит далеко за пределы нас самих.

Встретив партнера, мы думаем: «Все теперь мы будем любить друг друга и будем счастливы». Но думая так, мы не понимаем, что нами движет могущественная сила, что мы поступаем на «службу», которую нам придется нести всю жизнь. Она проникает в самую глубину нашего существа, делает нас счастливыми и причиняет боль. В процессе партнерских отношений каждый растет и умирает в равной мере. В процессе роста мы преодолеваем себя на пути к чему то большему. Так и в партнерских отношениях: то, что мы воспринимаем как проблему или кризис, является частью такого процесса.

Иногда, опираясь на опыт свободных отношений, некоторые рассматривают свое партнерство так, будто его цели можно устанавливать произвольно, а продолжительность и порядок можно определять, менять или отменять в зависимости от собственного настроения и самочувствия. Но тем самым они отдают свое партнерство на откуп легкомыслию.

Возможно, слишком поздно мы начинаем сознавать, что здесь царит порядок, который нельзя нарушить безнаказанно. Если один из партнеров с легким сердцем, ни с кем и ни с чем не считаясь, расторгает отношения, то рожденный в них ребенок часто ведет себя так, будто должен искупать какую-то несправедливость. В действительности цели партнерства заданы для нас изначально, и если мы хотим их достичь, требуют постоянства и жертв.

Необходимо так же учитывать связь, то, что часто недооценивают партнеры. Если двое любят друг друга и совершают исполнение любви (под «исполнением любви», Берт Хеллингер имеет в виду сексуальные отношения) то оба становятся несвободными, а связанными на всю жизнь. Одно из самых больших разногласий в партнерских отношениях заключается в том, что некоторые считают, будто после исполнения любви они все еще остаются свободными. Свобода утрачена, и это невозможно изменить, это данность. Это часть служения. Насколько глубока такая связь, можно видеть в процессе Расстановок.

«Ориентированность на ребенка, сохраняя приоритет партнерской любви»

Лишь в ребенке мужское и женское достигает своей полноты. Только став отцом, мужчина становится в полном смысле мужчиной, и только став матерью, женщина становится в полном смысле женщиной. В ребенке мужчина и женщина становятся в полном смысле и зримо для всех нерасторжимым целым. Однако важно, чтобы их родительская любовь к ребенку лишь продолжала и венчала их любовь как пары. Ведь их любовь друг к другу предшествует их родительской любви и, как корни держат и питают дерево, так их любовь как пары держит и питает их любовь к ребенку.

Если в семье родители отдают приоритет родительству перед партнерством, то порядок оказывается нарушен и возникают проблемы. Решение заключается в том, чтобы партнерские отношения снова получили преимущество перед родительскими. Когда это происходит, это видно сразу: дети вздыхают с облегчением, когда видят своих родителей как пару. Тогда всем сразу становится лучше.

Переход к родительству содержит в себе очередной отказ от детства и юности. Вступая в эти отношения, человек снова переступает порог и вернуться обратно уже не может. Детство и юность еще раз остаются позади. Пребывая в иллюзии о возможности повторения цветочно-букетной стадии в отношениях или возвращении к беззаботности, свойственной холостяцкой жизни, мы подталкиваем отношения к краху, а сами рискуем остаться «вечными детьми». Что же тогда могут дать «большие вечные дети» своим рожденным детям? Чему могут научить? Какую жизненную мудрость передадут?

Можно посмотреть на двоих людей и увидеть, что между ними происходит. Но оставить без внимания то, как их поступки отражаются на их окружении и детях, мы не поймем чего-то очень важного. Они оба могут чувствовать себя прекрасно, и в то же время их поведение может негативно сказываться на их детях или внуках. Порядок всегда предполагает включение многого и, по сути, означает, что разное взаимодействует так, что это хорошо для всех. Порядок реализуется не за счет кого-то одного, он всем стоит одинаково, с равной или, по крайней мере, аналогичной пользой для каждого.

«Равенство как предпосылка прочных отношений»

Оба партнера равно хороши и плохи в том, что они имеют, и в том, чего им недостает. Любая попытка вести себя по отношению к другому либо с позиции превосходства (как родитель), либо с позиции зависимости и подчиненности (как ребенок) ограничивает партнерские отношения и ставит их под угрозу.

Если один из партнеров, например, рассчитывает получить от другого такую же безопасность, какую могут давать только родители своим детям, то порядок этого партнерства нарушается. Это не позволяет происходить обмену и компенсации между равными взрослыми. Тогда следующий кризис заканчивается обычно тем, что тот партнер, на которого были направлены слишком большие ожидания, отдаляется или уходит.

Причем совершенно оправданно, ибо, перенося порядок из детства на партнерство, другой предъявляет ему чрезмерные требования. Если, к примеру, муж говорит жене: «Я не могу без тебя жить» или: «Если ты уйдешь, я покончу с собой, жизнь потеряет для меня всякий смысл», то жене нужно уходить. Партнерство потерпит крах, поскольку этим он вешает над партнером дамоклов меч, и ни один человек не в состоянии выдержать это долго. Это уместно, когда так говорит своим родителям маленький ребенок, поскольку ребенок совершенно оправданно чувствует себя полностью зависимым от родителей.

Правда, в партнерстве тоже существует глубокая связь, возникающая вследствие исполнения любви, но она обладает иным качеством, чем привязанность ребенка к родителям.

Партнерство оказывается под угрозой и в том случае, когда один из партнеров ведет себя так, будто он вправе воспитывать другого или считает себя обязанным в чем-то его «довоспитать». Но у другого партнера все это однажды уже было. Неудивительно, что он тогда уходит, как ребенок уходит в свое время от родителей и ищет облегчения и компенсации на стороне. Тогда любовница (любовник) является для него равной (ым). Самый верный путь избавиться от партнера – начать его воспитывать.

Если же с партнером сохраняются хорошие отношения, и тем не менее есть любовница (любовник), значит на стороне он(а) ищет мать. Женщина, живущая в «любовном треугольнике», — это, как правило, папина дочка, а мужчина – мамин сынок.

Игры во власть между супругами так же нарушают равенство, расшатывая систему, иногда до тех пор, пока она не рухнет.

Бывает так же, что в партнерских отношениях границы установлены слишком тесно, тогда один из партнеров заводит кого то на стороне, благодаря чему границы расширяются и появляется новое свободное пространство.

«Равенство в партнерских отношениях в аспекте «испытывать и удовлетворять желание».

В нашей культуре принято, что желает в основном мужчина, а женщина в основном удовлетворяет желание. Одно это уже создает почву для возможных нарушений, так как желание представляется чем-то мелким, а удовлетворение чем-то большим. В таком случае один из партнеров оказывается в роли нуждающегося, того, кто берет, а другой, пусть, возможно, и любящий, оказывается в роли помогающего, того, кто дает. Тогда тот, кто берет, должен, вероятно, благодарить, как будто он взял, ничего не отдав; а тот, кто дает, может испытывать чувство превосходства и свободы, как будто он дал, ничего не взяв. Но это означает отказ от уравновешивания, что ставит под угрозу обмен и закон баланса «давать-брать».

Однако некоторые с наслаждением держатся в партнерстве за позицию удовлетворяющего — позицию превосходства и власти, и тогда в отношениях наступает разлад.

Партнер, который, вступая в брак, чем-то обязан другому, будет потом за это мстить. Чтобы отношения сложились, риск отказа нужно делить. Партнеры могут договориться, что если один из них обнаруживает и ставит на карту свое самое сокровенное (а именно это и происходит, когда он желает), то другой это уважает, даже если и не исполняет. Желание не должно приводить к унизительному отказу — поскольку в этой точке мы особенно уязвимы. Тогда в следующий раз можно снова рискнуть, и тогда становятся возможны глубокие отношения.

Чтобы обмен и уравновешивание происходили без нарушений, каждый должен желать и каждый должен с любовью и уважением давать другому то, чего тот так страстно желает, то, что ему так нужно или отказывать с уважением.

Во многих парах проблема заключается в том, что сексуальные отношения приобрели для них слишком большое значение в отношениях в целом. В этом случае секс становится целью отношений, вместо того чтобы им служить. Когда сексуальные отношения служат отношениям, они более сердечны, глубоки и разнообразны.

Постепенно мы подошли к еще одному важному порядку:

«Уравновешивание или взаимность процесса давать-брать»

В отношениях всегда происходит обмен. Чтобы отношения развивались, оба должны давать то, чем они обладают, и брать то, чего у них нет с любовью и благодарностью.

Обмен происходит как в хорошем так и в плохом. Хорошего мы даем несколько больше, чем того требует уравновешивание, таким образом обмен хорошим возрастает.

Если же один делает другому что-то, что причиняет ему боль или его обижает, то жертва не должна (из сознания собственной невиновности) причинять другому больше зла, чем причинили ей, потому что тогда она дает другому право разозлиться снова.

Если жертва и виновник каждый раз причиняют друг другу больше зла, то они обходятся со злом так, будто это добро, и обмен в плохом нарастает. Такой обмен тоже привязывает партнеров друг к другу, но к их несчастью. Жертва должна причинить виновнику несколько меньше зла. Тогда она воздает должное как справедливости, так и любви, и тогда снова может быть возобновлен и продолжен обмен в хорошем.

В случаях если жертва слишком добра, чтобы быть злой (все стерплю ради. лучше промолчу и т.д.),то равновесие не восстанавливается и один из партнеров уже не может стать ему равным, отношения оказываются под угрозой.

Здесь важен не только баланс давать-брать, но и размер оборота. Небольшой оборот давать брать и прибыль приносит небольшую. А большой оборот делает нас богаче, дает ощущение полноты и счастья, чувство легкости и свободы.

Кстати, по тому, какого рода происходит обмен — скорее в плохом или скорее в хорошем, — и насколько высок оборот в добре и зле, можно определить качество отношений в паре.

Нарушения баланса давать-брать проявляется в отказе. Иногда, чтобы сохранить иллюзию независимости и невиновности, отказываются участвовать в обмене. Они скорее полностью закроются для другого, чем что-то возьмут. Тогда создается ощущение, что они никому ничем не обязаны. И поэтому они кажутся себе особенными или считают себя лучше других. С такой позицией мы встречаемся у многих, кто страдает депрессией. Их отказ брать, в первую очередь относиться к родителям, позже переноситься на другие отношения, в том числе и на партнерские, и на многие хорошие вещи в этом мире.

Мотивируют отказ тем, что им предлагали не то или этого было слишком мало. Так же могут оправдывать свое неприятие ошибками дающих. Но результат все равно один: они остаются пассивными и пустыми.

Противоположность – полнота. У тех, кому удается принять своих родителей такими как они есть, взять у них все, что дают есть ощущение постоянного притока энергии и счастья. Это принятие делает их способными, иметь другие отношения, в которых они могут много брать и много давать.

Претензия — я дал другому больше, чем они мне. Стоит взять у другого, как претензии прекращаются. Поэтому некоторые предпочитают сохранять претензии и не допускают, чтобы им другие тоже давали. «Уж лучше ты будешь обязанным, чем Я». Претензионная свобода от обязательств пагубна для отношений. Поскольку тот, кто не желает отказываться от своего превосходства, отказывает другому в равенстве. И вскоре другие уже ничего не хотят брать у того, кто ничего не хочет брать сам. Они отходят от него или начинают злиться и даже мстить.

Обмен прекращается и в случае, если один партнер дает другому больше, чем тот может принять или хочет возместить. И наоборот, если один хочет больше, чем другой может или хочет ему дать.

Это основные порядки баланса давать — брать между равными — партнерами.

В отношениях между родителями и детьми порядок другой – родители дают, а дети берут. Дети не могут вернуть равноценное полученному от родителей — жизнь, поэтому они передают полученное дальше, своим детям. И таким образом баланс восстанавливается.

«Компенсация»

Если один член системы что-то дает другому члену системы (либо что-то отнимает), это должно быть адекватно уравновешено. Дисбаланс приводит к ослаблению или распаду взаимосвязей. Поэтому компенсация важна в хорошем и плохом.

Если был причинен вред, обиды, боль, предательство, то важно потребовать компенсации и она должна соответствовать нанесенному ущербу. Например, у женщины были отношения на стороне и она хочет вернуться, то муж не может сказать просто «прощаю», он должен попросить ее сделать что-то, что будет удаваться ей с трудом.

Месть — равновесие устанавливается только на мгновение, поскольку пробуждает в других ответную потребность в мести. Усиливается желание привнести плохое. И тогда любовь превращается в болезненную связь с насилием и пренебрежением.

Если муж дает жене или жена дает мужу так же, как родители дают детям, например, один дает другому возможность, уже будучи в браке, получить высшее образование, тогда тот, кто так много получил от другого, больше не может быть с ним на равных. Пусть он по-прежнему ему обязан, но, закончив учебу, он, как правило, покидает другого. (как ребенок покидает родителей) Только если он в полной мере возместит все издержки и отплатит своему партнеру за все усилия, он снова сможет стать ему равным и остаться с ним. Все, что компенсировано, больше не вспоминается!

«Приоритет супружеской семьи перед родительской»

Исполнением любви мужчина, по прекрасному слову Библии, оставляет отца своего и мать свою и прилепляется к жене своей, и становятся оба одною плотью. То же самое относится и к женщине.

Муж любит своих родителей, жена — своих. После женитьбы или рождения детей они должны покинуть родителей. «Моя семья для меня сейчас важнее». Это необходимо для выживания новой системы. Она еще неустойчива и отделение нужно, чтобы система стала стабильной. Расставаясь с родительской семьей, мы становимся взрослыми. Отказ родителям должен быть осознанным и с должным уважением к ним и партнеру: «Мне очень жаль, но мы хотим…», «Наша семья решила…» — это позволяет сохранить иерархический порядок и укрепить молодую систему (семью). Нельзя говорить родителям: « Жена не хочет, ты мама не злись», «Муж отказывается, ты мама не обижайся» в такой фразе проявляется инфантильность и неуважение.

Полезно знать о детских ранах партнера, в чем нуждалась его душа. Беседовать нужно без оценок и упреков родителей, без стенаний и возмущений. Оставьте прошлое прошлому, смотрите друг на друга.

«С каждым следующим партнерством связь ослабевает». Но счастье не становится меньше. Тут можно было бы возразить, что развод и следующие за ним новые отношения доказывают, что первая связь расторжима. Однако новые отношения действуют иначе, чем первые. Вторые отношения складываются удачно только в том случае, если признается и уважается привязанность к предыдущему партнеру и если новый партнер знает, что всегда будет стоять ниже, чем предыдущий, и что он всегда будет у него в долгу, т.к . «первый освободил ему место».

Вторым отношениям приходится развиваться «перед лицом» предыдущих. В них уже нет той глубины, что была в первых. Они не могут ею обладать, да она им и не нужна. Однако это не означает, что в них будет меньше любви и счастья. Вполне возможно, что во вторых отношениях будет любовь и больше, и глубже. Лишь связи в ее изначальном смысле, такой, как в первых отношениях, им не дано. Поэтому при разрыве вторых отношений вины и обязательств, как правило, меньше, чем при разрыве первых. Кроме того, в них скорее возможно расставание, с ним связано меньше вины и боли. Так что от отношений к отношениям связь становится все слабее. Глубину связи можно определить по тому, насколько велики вина и боль при расставании.

Неуважение к прошлым партнерам имеет далеко идущие последствия для детей. Поскольку из верности отцу или матери дети реализуют в своей жизни то, что презирается в партнере. Если ребенку говорить «Не будь таким как твой отец», то бессознательно он будет делать все, чтобы быть похожим. Таким образом, проявляется связующая любовь, отстаивая право исключенного, и восстанавливая целостность системы.

Когда пара расстается, от боли они не замечают детей. Дети самые уязвимые. У ребенка часто нет поддержки, он боится попасть под перекрестный огонь. Они в первую очередь нуждаются в помощи.

После развода дети должны оставаться с тем из родителей, кто больше уважает в них другого родителя.

Детей не защитишь тем, что будем молчать или что-то скрывать. Дети все знают в душе. Защитить ребенка можно уважая и благодаря партнера за то хорошее что было.

О семейных историях детям лучше рассказывать с уважением к людям и событиям.

«Аборты»

Всегда есть последствия абортов. И они намного тяжелее, чем согласие на ребенка. То, что взваливают на себя как тяжелое бремя решившиеся на аборт, намного тяжелее того, что они взяли бы на себя, если бы у них родился ребенок.

При аборте нарушается порядок. Абортированный ребенок отдает жизнь, причем не добровольно. А родители берут все (20 лет им не нужно будет заботиться, у них будет определенная свобода).

Душа этого не выносит, особенно душа женщины, но и мужчины тоже. В аборте вместе с ребенком отторгается, исключается и вычищается партнер. Таков процесс. Пара платит за это происшествие тем, что чаще всего распадается.

Если аборт сделан в браке, то зачастую прекращаются сексуальные отношения, появляется отчужденность партнеров.

В случае аборта часто бывает так, что мужчина уклоняется от ответственности и перекладывает ее на женщину. Но вся полнота ответственности лежит на обоих (каждому по 100%), хотя последствия женщина переживает тяжелее. Она не чувствует себя счастливой в любви, не может найти себе партнера, заболевает серьезными заболеваниями. В расстановках есть определенные ритуалы по принятию ребенка и завершению данной ситуации. Но получиться это лишь в том случае, если родители могут испытывать боль. Боль – это дань уважения по отношению к ребенку, она примиряет его с родителями. Если родителям удается увидеть ребенка как равного и признать, что он отдал жизнь, и принять это как подарок, то в конце концов приходит мир и согласие.

Если ребенок не развивается в утробе, то пара может расстаться. Бессознательно это воспринимается так:«Это он из-за нас не хочет».

Мертворожденный ребенок принадлежит к семье. Должен быть период траура. Все, в том числе и дети, должны о нем знать. У него должно быть имя.

Смотрите так же:

  • Заявление на пособие по уходу за ребенком до 15 лет в 2018 году Пособие по уходу за ребенком до 1.5 лет в 2018 году Пособие по уходу за ребенком до 1.5 лет в 2018 году выплачивается лицам, которые осуществляют уход за ребенком во время одноименного отпуска. Обращаем внимание, что отпуск предоставляется до достижения ребенком трех лет, а пособие […]
  • Как оформить продажу доли в квартире Особенности продажи доли в квартире Продажа доли в квартире требует соблюдения порядка уведомления соседей о сделке. Оно может быть направлено заказным письмом или оформляется у нотариуса. Дорогие читатели! Статья рассказывает о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый […]
  • Претензию сломался телефон Самозащита потребителя образец претензии телефон В претензии Вам необходимо указать, кому Вы ее предъявляете, представиться и своими словами описать суть дела и свои требования. Старайтесь не «перегружать» претензию лишней информацией или эмоциями. ВНИМАНИЕ! Подводные камни! Возврат […]
  • Приобретение права собственности в силу приобретательной давности Приобретательная давность как основание приобретения права собственности Секреты юриста, Московский Комсомолец в Саратове, №17, 23-30 апреля 2008г. Выпуск 16. Приобретательная давность как основание приобретения права собственности. Гражданский кодекс РФ содержит исчерпывающий перечень […]
  • Реестр договоров отчетность Реестр договоров Указанные возможности реализованы в программе: Договоры не теряются Своевременность согласований Контроль сроков договора Учет всех версий договоров Реестры и отчеты по договорам Реестр – друг и помощник договора Функция учёта и регистрации договоров является […]
  • Сроки получения патента в рф Оформление патента на работу Иностранный гражданин, законно находящийся на территории Российской Федерации в порядке, который не требует получения визы, может претендовать на получение патента на работу. Как оформить патент? Порядок оформления патента достаточно прост, но занимает […]